Процессуальная реформа

В мартовском номере журнала Legal Insight опубликована статья Максима Боброва «Итоги процессуальной реформы: революция или эволюция?». В публикации Максим рассмотрел наиболее важные изменения, внесенные в процессуальное законодательство, а также попытался понять, действительно ли можно говорить о «процессуальной революции».

28 ноября 2018 г. Президент РФ подписал Федеральный закон № 451-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» о реформе процессуального законодательства, принятие которого было инициировано Верховным судом РФ. Законом изменены многочисленные нормы Гражданского процессуального кодекса РФ, Арбитражного процессуального кодекса РФ и Кодекса административного судопроизводства РФ, регулирующие порядок рассмотрения гражданских и административных дел в арбитражных судах и судах общей юрисдикции. В юридическом сообществе и СМИ проведенную реформу стали называть «процессуальной революцией». Новые положения вступят в силу с началом деятельности кассационных и апелляционных судов общей юрисдикции, эта дата будет определена не позднее 1 октября 2019 г. Рассмотрим наиболее важные изменения, внесенные в процессуальное законодательство, а также попытаемся понять, действительно ли можно говорить о «процессуальной революции».

Представлять интересы в судах будут профессионалы

Одним из важных предложений Верховного суда РФ в рамках реформы стало введение профессионального ценза для судебных представителей с целью повышения гарантий судебной защиты и качества рассмотрения судебных дел. Первоначальными поправками было предусмотрено, что представителями в суде смогут быть только адвокаты и лица, имеющие высшее юридическое образование. До этого схожие нормы действовали лишь в рамках Кодекса административного производства РФ. В качестве исключения было предложено разрешить участвовать в суде поверенным, не имеющим юридического образования, которые могли бы совершать ограниченный круг процессуальных действий по даче объяснений, получению извещений и т. п. Впоследствии законодатель отказался от поверенных, а поправки о профессиональном представительстве были скорректированы.

В итоге представлять в арбитражных судах интересы участвующих в деле лиц теперь смогут только адвокаты или иные лица с высшим юридическим образованием либо ученой степенью по юридической специальности (ст. 59 АПК РФ).

Для судов общей юрисдикции, рассматривающих дела по нормам Гражданского процессуального кодекса РФ, введены аналогичные правила, но в более мягкой форме (ст. 49 ГПК РФ). Так, профессиональный ценз будет распространяться на представителей во всех судах общей юрисдикции, кроме районных и мировых. В последних же представителем, как и раньше, сможет быть любое лицо, что является оправданным в сегодняшних условиях. Обратное могло бы привести к снижению гарантий права на судебную защиту для обычных граждан, которые часто не имеют возможности нанять и оплатить даже недорогих юристов для рассмотрения своих споров.

Важно отметить, что требования о профессиональном цензе представителя не будут распространяться на директоров компаний, арбитражных управляющих, а также на других законных представителей (ст. 59 АПК РФ, ст. 49 ГПК РФ, ст. 55 КАС РФ).

Решения останутся мотивированными

Одной из главных идей «процессуальной революции», предложенной Верховным судом РФ, стал отказ от составления мотивировочной части судебных актов судов общей юрисдикции. Согласно разработанным изменениям, почти все судебные решения, принятые по гражданским делам, должны были состоять только из вводной и резолютивной частей. Такой подход Пленум Верховного суда РФ объяснял необходимостью снижения нагрузки на судей, а также тем, что, по статистике, только небольшая часть судебных актов обжалуется и отменяется в апелляционном порядке. Однако это предложение встретило шквал критики. Например, Правительством РФ были высказаны опасения по поводу того, что такой подход может снизить уровень ответственности судей за принимаемые решения. Против данного нововведения также выступила Федеральная палата адвокатов. В итоге от спорного положения реформы решили полностью отказаться.

Увеличен срок рассмотрения дел в арбитражных судах

До реформы, согласно ч. 1 ст. 152 АПК РФ, арбитражное дело должно было рассматриваться судом в срок, не превышающий трех месяцев с момента подачи искового заявления. Однако на практике данная норма редко соблюдается из-за высокой загруженности судов. В связи с этим законодатель решил увеличить срок рассмотрения дел с трех до шести месяцев с возможностью его продления до девяти месяцев. Теперь нормативные сроки разрешения споров приведены в соответствие со средними реальными сроками рассмотрения арбитражных дел.

В Арбитражном процессуальном кодексе РФ изменен порядок отвода судей

Новый Закон изменил правила отвода судьи / состава суда при разрешении арбитражных споров, унифицировав их в соответствии с положениями Гражданского процессуального кодекса РФ. Если прежде этим вопросом занимались председатель арбитражного суда, его заместитель или председатель состава суда, то теперь судья или судьи, рассматривающие дело коллегиально, будут сами решать вопрос о своем отводе. Важно отметить, что и в прежней редакции Закона нормы об отводе на практике почти в 100% случаев приводили к отказу в удовлетворении заявленных ходатайств. В текущей редакции они и вовсе теряют какой-либо смысл, поскольку нарушают базовый принцип правосудия, согласно которому никто не может быть судьей самому себе.

Введена сплошная кассация в судах общей юрисдикции

До принятия поправок порядок рассмотрения кассационных жалоб в судах общей юрисдикции и арбитражных судах различался. Ключевое отличие заключалось в том, что арбитражные суды на уровне первой кассации рассматривали все поданные кассационные жалобы, в судах же общей юрисдикции этот вопрос зависел от усмотрения судьи, который на этапе подачи жалобы решал, передавать ее или нет на рассмотрение в кассационную инстанцию. Теперь кассационные суды общей юрисдикции будут рассматривать все поступающие жалобы без применения фильтра по отбору дел. Данное изменение должно повысить гарантии судебной защиты граждан при обжаловании судебных актов в судах общей юрисдикции, где апелляционные суды, к сожалению, крайне формально и неэффективно выполняют возложенные на них функции по проверке судебных актов.

Изменены правила о подведомственности и подсудности

Закон исключил из процессуальных кодексов понятие «подведомственность», означавшее разграничение полномочий между судами общей юрисдикции и арбитражными судами, и заменил его понятиями «компетенция» и «подсудность». Ранее, если иск был принят к рассмотрению арбитражным судом или судом общей юрисдикции с нарушением правил о подведомственности, суд просто прекращал производство по делу, а истец вынужден был повторно обращаться с заявлением в надлежащий суд. Теперь в подобной ситуации суд не прекратит производство, а сам направит дело в другой суд (ст. 7 39 АПК РФ, ст. 33 ГПК РФ, ст. 27 КАС РФ).

При рассмотрении законопроекта не нашло поддержки предложение Верховного суда РФ об исключении из Арбитражного процессуального кодекса РФ возможности установления сторонами договорной подсудности при рассмотрении спора. Оставить такое право предлагалось только для рассмотрения дел с участием иностранных лиц. Подобный шаг объяснялся тем, что на практике применение договорной подсудности способствовало увеличению нагрузки, возлагаемой на суды таких регионов, как город Москва, Московская область и город Санкт-Петербург. В итоге от этой идеи отказались, и она вполне обоснованно была исключена из законопроекта.

Истцы вынуждены будут собирать больше информации об ответчиках

Закон вводит новые требования к идентификации ответчика / должника для того, чтобы исключить возможность ошибочного предъявления требований и обращения взыскания на имущество другого лица, имеющего такое же наименование или оказавшегося полным тезкой ответчика.

Ключевое изменение заключается в том, что в отношении ответчика – физического лица в исковом заявлении необходимо будет дополнительно указывать один из следующих идентификаторов: СНИЛС, ИНН, серию и номер паспорта, основной государственный регистрационный номер ИП, серию и номер водительского удостоверения, серию и номер свидетельства о регистрации транспортного средства. Правда, это требование не будет распространяться на подачу исков физическими лицами в суды общей юрисдикции в отсутствии у них такой информации. Во всех остальных случаях истцы вынуждены будут выяснять соответствующие сведения до обращения в суд (ст. 125 АПК РФ, 131 ГПК РФ).

Обзорам Верховного суда РФ впервые придали значение источника судебной практики

Долгое время сохранялась правовая неопределенность в отношении того, какое значение для пересмотра дел в вышестоящих инстанциях имеют обзоры Верховного суда РФ, являющиеся, по сути, дайджестами правовых позиций, высказанных коллегиями Верховного суда РФ при рассмотрении конкретных дел. В законопроекте было предложено придать им официальный характер, в частности сделав самостоятельным основанием для пересмотра дел по новым обстоятельствам, наряду с постановлениями Пленумов и Президиума ВС РФ. Соответствующие изменения предлагалось внести в Гражданский процессуальный кодекс РФ (ст. 392), Арбитражный процессуальный кодекс РФ (ст. 311) и Кодекс административного судопроизводства РФ (ст. 350). Однако с данным предложением не согласилось Правительство РФ, указавшее в своем отзыве, что это не соответствует правовой позиции Конституционного суда РФ, выраженной в его Постановлении от 17.10. 2017 № 24-П.

В результате обзоры Верховного суда РФ были исключены из проекта как самостоятельные основания для пересмотра дел по новым обстоятельствам. При этом Закон разрешил судам ссылаться на них в своих судебных решениях, впервые признав правовое значение таковых как источников судебной практики для разрешения споров (ст. 170 АПК, ст. 198 ГПК РФ, ст. 180 КАС РФ).

Порядок оповещения лиц о рассмотрении дел по нормам Гражданского процессуального кодекса РФ останется прежним

Первоначально законопроект предлагал возложить на участников гражданских споров обязанность самостоятельно получать информацию о движении дела (назначении заседаний, подаче другими лицами жалоб и т. п.) после получения ими определения о принятии искового заявления. При этом на участников гражданского процесса предлагалось возложить риск наступления неблагоприятных последствий при неисполнении ими своих обязанностей (если они не явились на заседание, не представили отзыв на жалобу и т. п.). Указанная норма была заимствована из правил, давно и успешно применяемых в рамках Арбитражного процессуального кодекса РФ. Так, информация по арбитражным делам должна самостоятельно отслеживаться участниками споров через электронную систему Kad.arbitr. Однако при рассмотрении законопроекта были высказаны опасения по поводу того, что подобные поправки могут ограничить доступ к правосудию обычным гражданам, которые часто плохо знают законы и не всегда имеют доступ к Интернету. В результате порядок извещения участвующих в деле лиц решено было оставить без изменений.

Подводя итоги процессуальной реформы, можно констатировать, что многие ее базовые идеи (отказ от мотивировочных решений, порядок извещения лиц и др.) были отвергнуты законодателем из-за спорности или невозможности их реализации. Это не позволило совершить «процессуальную революцию», о которой заявлялось изначально. В то же время внесенные в процессуальные кодексы изменения, безусловно, являются важными и давно назревшими, но вряд ли способны кардинально изменить качество правосудия в России в ближайшее время.