Заказать звонок
+7 (495) 641-18-98
Звоните в будни с 9 до 18

В мартовском номере Legal Insight опубликована статья Максима Боброва "Судебные издержки: новые разъяснения ВС РФ и их значение для судебной практики"

Правила о компенсации судебных издержек, как известно, выступают одной из важнейших гарантий права на судебную защиту, предоставляя возможность возмещения понесенных процессуальных затрат за счет проигравшей стороны. Не менее важно, что они являются также одним из средств борьбы с сутяжничеством, возлагая на проигравшую сторону неблагоприятные имущественные последствия.
 
В этой связи большой интерес вызывает недавно принятое Пленумом Верховного суда РФ постановление «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении судебных издержек, связанных с рассмотрением дела» № 1 от 21.01.2016 г. (далее – Постановление), которое в ближайшее время будет определять общий вектор развития всей судебной практики в указанной сфере.
 
Документ представляет собой первый по масштабу и количеству рассмотренных вопросов свод разъяснений высшей судебной инстанции, подготовленный по вопросам компенсации судебных издержек с позиции сразу трех процессуальных кодексов: АПК РФ, ГПК РФ и КАС РФ.
 
В настоящей статье мы рассмотрим и дадим оценку наиболее важным положениям, содержащимся в Постановлении.
 
Возможность компенсации расходов, понесенных на досудебной стадии
 
В постановлении впервые разъяснены имеющие большое значение для участников процесса правила отнесения к числу судебных издержек затрат, понесенных на досудебной стадии. Как правило на этапе, предшествующем подаче иска, лица вынуждены нести различные расходы, связанные с соблюдением досудебного порядка разрешения спора, подготовкой искового заявления, фиксацией доказательств, проведением досудебной оценки и др. 
 
При этом нормы процессуальных кодексов до сих пор прямо не определяют порядок компенсации таких расходов при выигрыше дела. В судебной же практике уже достаточно давно существовала неопределенность в вопросе их квалификации и процедуре взыскания. Так, суды при рассмотрении дел руководствовались, как правило, двумя различными подходами. Согласно первому подходу досудебные затраты подлежали возмещению в полном размере как убытки на основании ст. 15 и гл. 59 ГК РФ. На практике такой подход сильно увеличивал и усложнял процесс взыскания досудебных расходов, т.к. для этого требовалась подача самостоятельного иска, что приводило к дополнительным временным и материальным затратам. Согласно второму подходу, досудебные издержки взыскивались в том же процессе как судебные расходы, без включения их размера в цену иска и оплаты излишней госпошлины, а также с применением правил о пропорциональности их распределения при частичном удовлетворении требований.
 
Именно второй подход обоснованно был поддержан Верховым судом РФ в пункте 2 Постановления, где указано, что к судебных издержкам относятся также расходы участников процесса, связанные с собиранием доказательств до предъявления искового заявления (например, нотариальный осмотр информации в сети «Интернет», оценка имущества, расходы на оформление судебной доверенности и др.), если несение таких расходов было необходимо для реализации права на обращение в суд и собранные таким образом доказательства соответствуют требованиям относимости и допустимости.
 
Важным разъяснением является также то, что издержки, понесенные в рамках соблюдения обязательного досудебного порядка разрешения спора, подлежат возмещению в качестве судебных расходов. Как известно, обязательный досудебный порядок может быть предусмотрен договором или установлен законом (например, такая обязанность установлена законом для оспаривания в суде решений налоговых органов или оспаривания кадастровой стоимости). При этом значимость этого разъяснения для практики в ближайшее время будет только расти, с учетом того, что в настоящий момент в государственной думе рассматривается законопроект о введении обязательного досудебного порядка разрешения споров практически по всем делам, рассматриваемым в порядке АПК РФ.
 
Если же сторона пытается воспользоваться процедурой медиации, направляет претензию, обжалует действия чиновника в порядке подчиненности, когда это не является обязательным условием для обращения в суд, то такие расходы не подлежат компенсации в качестве судебных.
 
Взыскание судебных издержек в пользу третьих лиц и с третьих лиц
 
Еще одним разъяснением, имеющим большое значение для практики, является положение о том, что третьи лица по АПК РФ и ГПК РФ или заинтересованные лица по КАС РФ вправе компенсировать свои судебные расходы, понесенные при рассмотрении спора.
 
Ранее этот вопрос решался по разному в арбитражных судах и судах общей юрисдикции. Так, например, возможность возмещения судебных расходов третьим лицам допускалась АПК, что прямо подтверждалось судебной практикой ВАС РФ и Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ. Нормы же ГПК РФ и КАС РФ, прямо предусматривали возможность распределения судебных расходов, понесенных только истцом и ответчиком. Из-за этого правоприменительная практика судов общей юрисдикции в своей массе сводилась к тому, что порядок возмещения судебных издержек процессуальным законом для третьих лиц не предусмотрен, но такие затраты могут быть взысканы в отдельном процессе как убытки по ст. 15 ГК РФ. В свое время такую позицию высказал Конституционный Суд РФ в определении от 25.02.2010 № 317-О-О. Вместе с тем в отдельных случаях суды все же признавали право третьих лиц на возмещение затрат по правилам о судебных расходах, применяя к ним по аналогии положения ГПК РФ о правах сторон на такую компенсацию (ст. 43 ГПК РФ).
 
 Пленум в Постановлении вполне обоснованно поддержал последний подход, указав, что судебные издержки, понесенные третьими лицами, участвующими в деле на стороне, в пользу которой принят итоговый судебный акт, могут быть возмещены, если их фактическое процессуальное поведение способствовало принятию судебного акта. По своей сути затраты третьих лиц ничем не отличаются от судебных издержек сторон, поэтому правильно применять к ним именно правила о компенсации судебных расходов, а не убытков.

Немаловажно также отметить, что в документе указаны случаи, когда судебные расходы могут быть взысканы с самого третьего лица другими участниками процесса. В частности, это возможно если оно обжаловало судебный акт по делу, но в удовлетворении жалобы было отказано.
 
Компенсация судебных расходов на представителя
 
Из всех видов судебных издержек наиболее трудными для возмещения являются расходы на представителей, что связано со сложностью законодательных критериев оценки их размера. Именно поэтому разъяснения Постановления, посвященные этим вопросам, имеют особое значение.
 
Критерий «разумности» расходов на представителя
 
Как известно, все три кодекса (ГПК РФ, АПК РФ и КАС РФ) предусматривают, что расходы на оплату услуг представителей могут быть взысканы судом с проигравшей стороны в разумных пределах. При этом только практика арбитражных судов за последние годы смогла сформулировать определенные критерии такой «разумности» и общие правила их оценки, позволяющие взыскивать не номинальные, а реально потраченные на представителя суммы. Суды же общей юрисдикции в отсутствие четких признаков «разумности», неохотно взыскивают сколько-нибудь существенные суммы даже в рамках гражданских дел, не говоря уже о спорах с госорганами.
 
Учитывая это, Верховный суд РФ в Постановлении сделал фактически первую попытку по унификации критериев «разумности» и правил определения сумм судебных расходов на представителя, подлежащих возмещению в рамках трех процессуальных кодексов.
 
Так, в п. 14 документа указанно, что при определении разумности могут учитываться такие критерии, как объем заявленных требований, цена иска, сложность дела, объем оказанных представителем услуг, время, необходимое на подготовку им процессуальных документов, продолжительность рассмотрения дела и другие обстоятельства. При этом предложено отдельно не учитывать и не компенсировать расходы представителя, понесенные им в связи с ознакомлением с материалами дела, использованием сети «Интернет» или мобильной связи при оказании юридических услуг, а также на отправку документов, если об этом нет особого указания в договоре с представителем (п.15 Постановления).

Вместе с тем обоснованность ряда важных разъяснений по вопросу компенсации расходов на представителя, содержащихся в Постановлении, вызывают серьезные сомнения.

Так, например, в качестве общего правила предлагается рассматривать разумными те расходы на представителя, которые обычно взимаются при сравнимых обстоятельствах за аналогичные услуги. Иными словами, речь идет о необходимости определения некой средней абстрактной рыночной цены на юридические услуги, которую, как представляется, на практике достоверно установить будет просто невозможно.
 
Объясняется это тем, что юридический рынок очень неоднороден, на нем присутствуют как маленькие юридические компании и адвокаты одиночки невысокой квалификации, фактически занимающиеся ценовым демпингом, так и гораздо более дорогие и крупные адвокатские бюро и юридические фирмы, имущие большой опыт и устоявшуюся репутацию среди клиентов. При этом цены на юридические услуги разных компаний могут отличаться в десятки раз и зависеть от множества критериев (региона нахождения, наличия у представителя определенной квалификации, специализированного опыта и др.). Более того, большинство юридических фирм не публикуют в открытом доступе свои ценовые ставки, а какие-либо достоверные исследования или единые статистические данные по этому вопросу отсутствуют.
 
Использование указанного разъяснения в ближайшее время приведет к тому, что суды достаточно вольно будут определять средний уровень цен, за чем последует существенное снижение размера взыскиваемых сумм судебных расходов.
 
Юридические рейтинги и критерий «известности» представителя
 
Решение указанной выше проблемы в свое время предложил ВАС РФ, сформулировав подход, согласно которому для определения разумности расходов на представителей вместо абстрактного критерия среднерыночности цены, следовало применять критерий соразмерности цены стоимости таких же по известности, открытости и качеству услуг, оказываемых другими юридическими фирмами того же рейтингового уровня (например, на основании данных международных рейтинговых систем Legal 500, Chambers Global, Chambers Europe). Иными словами, для оценки разумности цен представителя было вполне обосновано предложено применять не умозрительную усредненную цену на юридическом рынке, а цену соразмерную конкретной стоимости услуг, оказываемых схожей по размеру и опыту компанией. Нельзя также не отметить, что в настоящее время указанные рейтинги являются одним из немногих объективных индикаторов стоимости юридических услуг различных представителей.
 
С принятием же Постановления возможность дальнейшего применения указанного подхода вызывает большие сомнения. Это связано с положениями п.13, где разъясняется, что разумность судебных издержек на оплату услуг представителя не может быть обоснована его известностью. При этом остается неясным, какой точный смысл вкладывался в это разъяснение. Является ли это запретом на применение прежнего подхода ВАС РФ о возможности использования рейтингов юридических фирм и юристов? Если да, по нашему мнению, на практике это приведет, к значительному снижению судами сумм взыскиваемых судебных расходов и возращению к практике десятилетней давности, когда суды ограничивались компенсацией небольших, если не символических сумм.
 
Если же ВС РФ вкладывал дословный смысл в критерий «известности», то не совсем понятно как этот признак в целом должен определяться, т.к. составляемые рейтинги Legal 500, Chambers Global, Chambers Europe, Право.ру-300 не являются по своей сути некими справочниками известности (популярности) юристов, а представляют собой именно профессиональные рейтинги, при составлении которых учитываются огромное количество сугубо профессиональных критериев: опыт юристов, количество, размер и успешность реализованных проектов в определенной области, отзывы клиентов и конкурентов по отрасли и др.).
 
 
Расширение дискреции суда в вопросе снижения размера судебных расходов
 
Еще одно не менее спорное разъяснение содержится в пункте 11 Постановления и касается условий, при которых суд вправе по своей собственной инициативе снижать размер судебных расходов.
 
В свое время Конституционный суд РФ в определении от 21.12.2004 № 454-О, разъясняя полномочия суда в вопросе о снижении размера судебных расходов указал, что суд не вправе уменьшать этот размер произвольно, если другая сторона не заявляет возражения и не представляет доказательства чрезмерности взыскиваемых с нее расходов. Указанный подход об ограниченной трактовке права суда на произвольное снижение взыскиваемых сумм впоследствии был поддержан Президиумом ВАС РФ и нижестоящими арбитражными судами. В нашумевшем деле о взыскании корпорацией «Аэлита Софтвэа Корпорейшн» с налогового органа нескольких миллионов  рублей судебных расходов, Президиумом ВАС РФ было указано, что нижестоящие суды в отсутствие на то оснований произвольно уменьшили размер взыскиваемых с налогового органа судебных расходов, так как налоговый орган, заявляя о необходимости отказа в их взыскании, не представил каких-либо доказательств, подтверждающих их чрезмерность. Такая позиция отвечала принципу состязательности и сводила к минимуму судебное усмотрение в вопросе размера подлежащих взысканию расходов.
 
Упомянутый же пункт 11 Постановления отклоняется от указанного подхода, по сути, расширяя полномочия суда в этом вопросе. C одной стороны, пункт повторяет сформулированное Конституционным Судом РФ правило, с другой же стороны предусматривает из него одно, но очень существенное исключение. Согласно ему суд вправе самостоятельно уменьшить размер судебных издержек, если заявленная ко взысканию сумма по его мнению носит явно неразумный (чрезмерный) характер. При этом критерий «неразумного (чрезмерного) характера» суммы издержек никак не раскрывается в Постановлении и фактически отдается на субъективное усмотрение судьи. На практике это приведет к тому, что суды вместо использования общего правила об ограничении полномочий на произвольное снижение суммы судебных расходов, будут широко применять именно исключение, оценивая на «глазок» и снижая по собственной инициативе размер понесенных издержек.
 
Правила пропорционального распределения судебных издержек
 
Постановление подробно регламентирует важные для практики правила о пропорциональности распределения судебных расходов. Общим правилом является разъяснение о том, что при неполном удовлетворении имущественных требований судебные издержки присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных требований, а ответчику – пропорционально той части исковых требований, в которых истцу отказано.
 
Случаи, в которых правило о пропорциональности не применяется
 
Документ содержит перечень случаев, в которых общее правило пропорциональности не применяется, т.е. когда, несмотря на удовлетворение судом только части исковых требований, истец сохраняет право на компенсацию всех своих судебных расходов, а ответчик не получает право на возмещение судебных издержек, пропорционально исковым требованиям, в которых было отказано.

К таким ситуациям отнесены случаи частичного удовлетворения судом неимущественных требований (например, о компенсации морального вреда), требований о взыскании неустойки, если её размер был снижен, как несоразмерный последствиям нарушения, требований по административным делам, рассматриваемым в порядке КАС и др.
 
Пропорциональность распределения расходов при уменьшении исковых требований
 
Важным разъяснением в части правил о пропорциональности возмещения судебных расходов является п. 22 Постановления, который устанавливает, что в случае изменения размера исковых требований после возбуждения производства по делу при пропорциональном распределении судебных издержек следует исходить из размера требований, поддерживаемых истцом на момент принятия судебного решения. Приведем пример, иллюстрирующий указанное правило. Истец при подаче иска заявил требования на 1 млн рублей, потом уменьшил их до 100 тыс. рублей, а суд в итоге удовлетворил иск в размере 50 тыс. рублей. В данном случае, судебные расходы будут возмещаться и истцу и ответчику в соотношении 1/2, т.к. соответствующую пропорцию согласно разъяснению следует рассчитывать не от изначально заявленных требований (1 млн рублей), а от размера требований на момент вынесения судебного акта (100 тыс. рублей).
 
Единственным исключением из этого правила Постановление рассматривает случай, когда суд признает такое уменьшение исковых требований злоупотреблением права по причине представления ответчиком доказательств явного завышения размера первоначальных требований. Это влечет отказ в компенсации судебных издержек истцу либо возложение на него понесенных ответчиком судебных издержек.
 
Распределение расходов в случае отказа от иска или заключения мирового соглашения
 
Постановление содержит два важных с практической точки зрения правила о том, как должны возмещаться судебные расходы в случае, если дело завершается по обоюдному согласию сторон.
 
Так, в случае прекращения производства по делу из-за отказа истца от иска по причине добровольного удовлетворения ответчиком требований в процессе рассмотрения спора, судебные издержки взыскиваются с ответчика, т.к. считается, что несмотря на формальный отказ от иска, выигравшим дело все равно считается истец.

В случае заключения мирового соглашения судебные расходы по общему правилу подлежат возмещению только в том случае, если их размер и порядок компенсации прямо предусмотрен таким соглашением.
 
Подводя итог изложенному, к основным достоинствам Постановления следует отнести преемственность многих прежних положительных наработок и подходов судов, в том числе сформированных еще ВАС РФ, разрешение ряда важных спорных вопросов, конкретизацию некоторых законодательных правил. Вместе с тем, обоснованность отдельных положений, касающихся правил компенсации судебных расходов на представителя, вызывает серьезные сомнения, т.к. они могут негативно отразиться на сформированной за последние годы положительной судебной практике и привести к ситуации, когда взыскание реально понесенных лицом судебных издержек будет невозможно.